Интервью с Александром Колесником

«Когда лодка плывет по Небу, для тех, кто смотрит на нее с Земли, она кажется перевернутой кверху дном». «Святое море», «святое озеро», «святая вода» – так называли Байкал с незапамятных времен и ко­ренные жители, и русские, пришедшие на его берега уже в XVII веке, и путешествующие иноземцы, преклоняясь перед его величественной неземной красотой.

Байкал захватывает своей не­обыкновенной чистотой и невероятны­ми, огромными размерами всего: сво­их просторов, гор, которые там стоят, ветров, которые там дуют.

Байкал – самое глубокое место на земле. С точки зрения самой низкой точки поверхности земли, Байкал глубже Марианской впадины на два километра. Согласно всем справочникам Байкал имеет глубину 1620 метров. Но щель Байкала (плиты, которые сходят) гораз­до

глубже. Байкалу 25 миллионов лет, и на его дне располагается лес-топляк, образующий некий мягкий слой. Глуби­на, которая уходит до того, что является твердым дном, – 12 километров. Поэ­тому здесь такая большая плотность различных аномальных явлений, в том числе и физических, тех которые скани­руются приборами: миражи, исчезнове­ние людей, появление разных объектов. Там

же фиксируется уфологами очень большая плотность неопознанных лета­ющих объектов. Именно по этой причине Байкал столь внимательно исследуется учеными разных направлений.

– Какая цель была у вашей поез­дки на Байкал?

Поездка на Байкал являлась паломничеством в святые места земли. Таких чудесных мест на земле много, каждое из них отличается своими кли­матическими и географическими условиями, у каждого – своя особенная кра­сота. Их еще называют места силы, то есть сакральные места. Испокон веков ищущие и верующие люди стремились их посетить. Например, паломничест­во вокруг горы Кайлас. Паломничест­во в Тибет, в Индию, которое с давних времен совершалось на Руси пешком. Ходоки пешком ходили и сейчас ходят через Тибет. Смысл как раз в путешес­твии длительном, сопряженном с опре­деленными испытаниями.

Первоначально паломниками на­зывали людей, совершавших путешес­твие в Святую Землю для поклонения христианским святыням. Они прино­сили с собой ветку пальмы, откуда и происходят слова «паломничество» и «паломник». Со временем под паломничеством стали понимать путешест­вия и к другим святым местам. То есть паломничество на Руси было развито всегда. И охарактеризовать его мож­но как некое осознанное путешествие, носящее духовное содержание. В про­цессе этого паломничества человек предполагает получить какие-то плоды для своего развития.

–    Поэтому у Лермонтова напи­сано: «Скажи мне, ветка Палестины,
где ты росла, где ты цвела?»

Абсолютно верно. И еще раз повто­рюсь: паломничество – это осознанное духовное занятие, которое в различных традициях называется «ритрит». Пог­ружение, когда тебя ничто не отвлекает от цели занятия. Оно проводится в виде уединения, в виде наложения на себя каких-то обязательств молчания, выполнения каких-то обетов, практик. А путешествие на Байкал – ритрит в движении: легкая американская лодоч­ка, как пушинка, каяк, который управ­ляется веслами. И все ветра, шторма, вода сама по себе – это испытание и физических возможностей, и, прежде всего, силы твоего духа.

 

Колесник Александр, монах мо­настыря-академии йоги «Гухья Самаджа», сотрудник НИИ «Васиштхи», учрежденного при дан­ном монастыре.

–    А в скольких километрах от бе­рега вы шли?

Я шел не дальше чем 500-600 мет­ров от берега. Специфика и опасность походов по Байкалу заключается в том, что близко к берегу нельзя подходить, поскольку тебя может разбить о скалы, а если отойти от берега дальше этой дистанции, то ветер может утащить в море... Берега Байкала – это горы, хреб­ты высотой от 1200 до 2000 метров, которые тянутся больше чем на тысячи километров и образуют совершенно уникальные климатические условия, и абсолютно бешеные, непредсказуемые ветра. У Байкала очень много берегов, где эти горы – просто отвесная стена. Ты просто не можешь подойти. Либо тебя может оттянуть в открытое море. И поэтому с утра до вечера у тебя голова работает на 360 градусов.

– Нужна ли была предваритель­ная подготовка?

Подготовка длилась год, причем она заключалась и в теоретической части: я изучал, смотрел документальные фильмы, читал книги, знакомился с ле­гендами и мифами о Байкале. А также физически тренировался, потому что в среднем в день приходится преодоле­вать от 40 до 90 километров. А завтра ты должен проходить такое же рассто­яние, задействуя фактически весь све­товой день. Но специфика путешествия заключается еще и в том, что ты идешь не тогда и не так, как ты хочешь, а как тебе батюшка-Байкал позволит. То есть только ты вышел, час прошел, может начаться шторм. Например, я попадал в ураган, в котором погибло большое количество людей на Байкале. Выпал снег, была минусовая температура, и это все летом. Несколько раз был за­стигнут штормом в море, и приходилось экстренно «выбрасываться» на берег. А иногда: вот он тебя пускает, и ты идешь, как говорится, от зари до зари.

­– Получается, нужен постоянный контакт с озером, точнее с морем?

Да, с морем. Обязательно. При­чем Байкал носит очень красивое древнее название – Д'Арийское море. Там проживала народность «арийцы», которые приходили с севера. И наши староверы в русских ведах хранят ин­формацию о том, как называлось это море. Какие были там сооружения, дворцы, какая была цивилизация.

– И это все научно подтвержда­ется?

Вы наверняка знаете или догады­ваетесь о том, что любая наука пред­ставляет собой две ветки. Первая ветка науки – это официальная наука, она владеет определенным уровнем информации, а вторая – наука, которая обслуживает либо правящий класс, либо военно-промышленный комплекс. Это закрытая наука. О том, что Бай­кал – это Д'Арийское море, серьезные ученые знают.

– Просто не афишируют это?

Не афишируют, но я сейчас как раз прилетел с пресс-конференции, проводившейся в Санкт-Петербурге, которая называлась «Арии и индославы», где присутствовало много ученых, активно работающих с этой тематикой. Было представлено большое количест­во подтверждений, что у России гран­диозное прошлое. Россия – великая страна, и ее величие оценивается не столько горизонтами, территориями или еще чем-то, а вот именно тем, что здесь происходило, ее историческим, культурным и духовным наследием.

Дело в том, что сейчас больше ко­личество научных патриотов России публикуют свои книги на тему истории России, и они говорят, что на самом деле все перевернуто с ног на голову и в действительности культура и все священные знания вышли с территории России. Существует множество фактов, указывающих на то, что великая Гречес­кая империя, великая Римская империя, Египет, Индия – это культуры, которые вышли из лона древнерусской культу­ры. Сохранились источники в «Ведах», в «Упанишадах», в «Махабхарате», где написано, что та цивилизация, которая сейчас есть в Индии, пришла с севера. Например, там описаны созвездия, ко­торые видны только у нас в России, по­лярный день и полярная ночь. Ученые, занимающиеся сравнительной лингвис­тикой, указывают на интересный факт: оказывается, исторические названия наших озер, рек, мест, возвышеннос­тей в целом ряде регионов России: Кама, Халка, Шива, Сатья, Ганга, Пра и другие ­– это не что иное, как санскрит. Кроме того, лингвисты, которые изу­чают и анализируют языки, доказыва­ют, что два самых родственных языка, имеющих общее происхождение, – это санскрит и русский. Богатые по смыс­ловой нагрузке, этимологии, лексике и фонетике. А англичане не так давно сделали феноменальное открытие. Они работали с зоной коры головного мозга, отвечающей за фонетику, звукоряд и звуки, и обнаружили там зону, которая активируется при произнесении звуков. Абсолютно гениальный по своей задум­ке эксперимент, который они провели, заключался в том, что погрузив около 20-30 представителей разных национальностей в состояние транса, ученые начали произносить слова на различных языках мира. Эта зона у всех испытуе­мых фиксировалась как «спящая», но, как только произносилось то или иное слово на санскрите или русском языке, эта зона активизировалась, «просыпа­лась».

Рассуждая об истории, можно от­метить еще один важный аспект. Исто­рия – это сплав знаний, который задает параметры работы коры головного мозга человека. История – это наука, которая формирует аспекты психики человека. То есть, если тебе говорят, что ты без роду и без племени, а твоя мама кухарка – у тебя определенным образом мозг начинает работать. Если же утверждают, что ты – бессмертное существо, пришедшее со звезд, и твои родители были боги, а история ваших предков – это достояние и цвет всей ци­вилизации, – в таком случае кора головного мозга начинает работать совсем по-другому. Поэтому история является архиполитическим предметом, имею­щим своей целью программирование человеческого сознания, его, так ска­зать, «туннеля реальности». Например, в Европе нет в учебных заведениях тео­рии Дарвина, там преподают историю в таком ракурсе, что европейцы являются наследниками великих цивилизаций, от которых пошел весь свет и вся наука. А теперь сравните, как преподается исто­рия у нас и какие мы своим детям зада­ем параметры.

–    Возвращаясь к разговору о путешествии на Байкал: были ли какие-то особенные откровения, что-то удивившее вас?

Что было неожиданностью? Все... Вот это великое чудо, когда мы что-то представляем о мире, а затем что-то проживаем и получаем свой опыт. И те представления, которые у нас были по рассказам, по книгам или по виде­офильмам, они, безусловно, являются блеклым отражением того, когда ты сам начинаешь все проживать, видеть, жить этим. Поэтому неожиданностью оказалось все: все вызывало восторг, невероятное удивление, счастье. Очень высокие энергии, потому что Байкал необычайно чист во всех отношениях. И вот эта чистота воды, голубого неба, воздуха, который насыщен запахом кедра, трав... И, конечно, люди: очень замечательные люди живут вдоль Бай­кала, сибиряки – они очень чистые, ис­кренние, простые люди, и у них очень открытое сердце.

– Наверняка там иначе воспри­нимается стихия. Если это место силы, то в чем она выражается?

Мне в этом плане было все очень легко и понятно, потому что я живу не­множко в другом мире: где живые деревья, живые камни, живые растения, где всем происходящим в природе, всеми явлениями командуют боги. И этот ук­лад мироздания мне близок, понятен, я в нем чувствую себя дома. В нашем исковерканном словарном запасе та­кое мировоззрение, на почве которого я стою, можно назвать язычеством, мож­но назвать шаманством. А можно опре­делить довольно-таки высоким уровнем – практика, которая определенным об­разом открывает для человека особые способы видения этого мира. И мир для меня намного богаче и шире, чем прос­то камень, просто дерево, просто вода, просто костер. Для меня это – божества, состоящие из первоэлементов. Одной из целей моего паломничества, ритрита, была йогическая практика, которая называется «слияние с первоэлемен­том». Ты признаешь одухотворенность Природы и ее Первоэлементов, учишься относиться к ним как к живым сущест­вам, уважаешь, отражаешь их свойства и считаешь за величайшие божества. Они это видят и соответствующим обра­зом раскрывают для тебя мир.

– То есть вы ощущали этот по­ток энергии и им заряжались. Про­снулись какие-то сверхъестествен­ные возможности организма, ведь этот эксперимент был и испытанием себя?

Да, смысл ритрита заключался как раз в том, чтобы, испытывая на­грузки, сразу же восполняться. Ведь на чем базируется теория усталости? На том, что энергия идет от потребителя к потребителю, например, от чакры до клетки в организме. Она идет по энергетическим каналам. А феномен усталости заключается в том, что эти энергетические каналы засоряются. И если иметь в своей осознанной практи­ке инструмент для очищения каналов, тут же, по ходу, в режиме нон-стоп, с нагрузкой, то вдруг происходят чуде­са – ты перестаешь уставать.

– Здесь работает элемент на­стройки?

Прежде всего, идет работа с со­знанием. Конечно, в этот момент вклю­чаются и начинают работать те формы мышления, которые мы называем ме­дитацией, визуализацией, концентрацией, программированием себя. И ког­да ты начинаешь в этом едином потоке жить и что-то осознанно делать, то мо­мент усталости практически полностью исчезает. Это – настоящее чудо. Я сам спортсмен, марафонец, в прошлом бе­гавший неоднократно сто километров. Так вот когда ты эти горизонты расши­ряешь для себя, происходит, конечно, чудо. И ты начинаешь в этом процессе жить. Этот процесс пронизан медитаци­ей... В основном весь поход на Байкал я прошел босиком и в одних шортах, были мантры, песни, и все это превращалось в абсолютно иное существование. Та­кие ритриты, походы, совершающиеся в состоянии осознанности, способны перемещать нас в очень высокие сферы, пока мы еще здесь, на земле, еще в человеческом теле.

– Существует мнение, что Бай­кал мистическим образом влияет на внутреннее состояние своих гостей, помогает им восстановить жизнен­ные силы и душевный покой, напол­няет положительными эмоциями и энергетикой. А чем явился Байкал для вас?

Во время своего путешествия я встретился с буряткой, которая, окончив институт, приехала из Улан-Удэ и жи­вет на берегу Байкала. Она утвержда­ла, что Байкал – это некая гигантская информационная структура, которая индивидуально работает с каждым человеком. Здесь начинают сниться особенные сны, касающиеся индивиду­ально вас, увеличивается плотность со­бытий. Она мне рассказала, что многие поэты, художники, творческие люди на­ходили на Байкале какую-то заверша­ющую фазу своего произведения, над которым работали. У меня, в подтверж­дение вышесказанного, произошел удивительный случай. Получилось так, что где-то через неделю, после того, как я стартовал, умер мой отец в Молдавии. Помню, ночь у костра, звезды, у меня с собой iPhone, где было записано мно­го всякой музыки, мантры. Я в полной темноте включаю наугад первую мело­дию – и вдруг звучит Эннио Морриконе, «Одинокий пастух», мелодия, кото­рая полностью созвучна образу и духу Молдавии. Сны, которые мне снились на Байкале, тоже были особенными... В общем-то, все сны у любого челове­ка в любом месте – specialforyou, но там я увидел некую тенденцию: возникает абсолютно четкое ощущение, что тебе что-то показывают – что-то, что позволяет именно тебе более глубоко продвинуться в каких-то своих размыш­лениях, каких-то своих исследованиях, своих поисках. Кстати, действительно, многие считают, что Байкал – это ги­гантский компьютер, гигантская такая система, он живой, у него есть дух и его верховный правитель.

Для меня Байкал – это удивитель­ный божественный мир, который боги сохранили на земле для себя, закрыли и поставили стражу. Вот представьте путешествие в мир богов: какие там ощущения, какие там энергии, какие там впечатления. Только очень восторженными эпитетами можно все это описать, нет в языке таких форм. Ве­ликая, божественная, бескрайняя, без­донная и так далее и тому подобное.

– То есть вы ощутили, что это не­возможно описать.

Слова, на мой взгляд, вынужденная и не очень удобная форма выражения впечатлений и мыслей. Были проведе­ны медицинские исследования, в ходе которых выяснилось, что когда люди об­щаются при помощи слов, то скорость протекания информации примерно 16 килобайт в секунду. Как только человек начинает общаться с миром и людьми без слов, при помощи образного мыш­ления, ощущений, скорость потока и объем информации, который через че­ловека проходит, – вдумайтесь! – в 6 миллионов 200 тысяч раз больше. Не в два раза, не в три, не в четыре. В шесть миллионов двести тысяч раз больше. То есть 16 килобайт умножьте на каль­куляторе на 6 200 000 – и вы получите объем информации, на который чело­век способен...

–    А зачем мы тогда вообще раз­говариваем? Смысл этого?

Наверное, из-за того, что у на­шей культуры нет альтернатив. У той
культуры, которая сейчас доминирует на земле. Простой пример, может быть,
банальный. Попробуйте кому-то рассказать при помощи слов, что такое оргазм. Попробуйте при помощи слов кому-то объяснить, что такое творческое вдох­новение. И так далее... Вы не сможете, потому что эти явления настолько гло­бальные и огромные, что никакое вер­бальное описание не сможет передать и малой доли того, что в них содержится.

– Но ведь мы все обладаем неко­торой эмпатией, а слова – это опреде­ленные коды, настройки. Мы задаем определенными словами настройку, а дальше уже все остальное.

Здесь нас ожидает большая про­блема. Эта проблема заключается в том, что слово – это пустая форма. А вот внутренним содержанием ее на­полняет каждый человек по-своему. Сколько людей – столько содержаний у одного и того же слова. А язык жес­та, язык танца, язык музыки, язык вет­ра, язык ощущений, язык поцелуя или объятий гораздо глубже, чем слова, и более того – понятней для человека.

Феномен человека на порядок более глубокий, чем принято считать. Человеческое сознание находится на стыке Аб­солютного и Относительного. Обратите внимание: не существует единой, краси­вой, связывающей все детали теории... Наша антропология очень дискретна. Человек выдернут из Вселенной, из Кос­моса. Мы человека зачастую видим как тело, одежду, манеры, вещи, которые он носит, действия, которые он совершает, а ведь на самом деле чудо человека за­ключается в том, что это многомерное многоуровневое галактическое сверхсу­щество. И реально это так.

На земле очень много людей, ко­торые забыли о своем божественном предназначении, о своей природе и живут простой бытовой жизнью, в при­митивных алгоритмах. И, наверное, они заслужили своим образом жизни такую оценку, когда человека, казалось бы, не за что уважать. Вопрос в том, каки­ми глазами вы на них смотрите здесь и сейчас. И только просветленные, святые видят во всех богов. Это колоссальный уровень собственного развития. Когда человек видит природу Будды везде: и у собаки, и у камня, и у божества.

– А как начать это видеть?

Это легко. Это очень легко. За­нимайтесь йогой, и вам все воздаст­ся. Только вы должны понимать, что йога – это не завязывание тела в ка­кие-то замысловатые узлы и не дыха­ние какое-то там. И даже не медитация в чистом виде. Это вообще не то, что вы думаете. У слова «йога» есть очень красивый древний ведический пере­вод. Йога переводится как любовь.

– Поэтому после нее так много энергии?

Я бы сказал так: йога позволяет нам очищаться от пут и грузов, что ви­сят на всей нашей конструкции. И ког­да мы от них освобождаемся, то, как говорят мастера, естественная наша природа начинает включаться и рабо­тать. А когда естественным образом погружаешься в свою природу, ты начинаешь чувствовать энергии, чисто­ту, радость, ясность. Начинаешь более глубоко, более тонко видеть Мир. И, од­нажды вкусив это, ты уже не захочешь возвращаться в свой прежний мир. Мой пример служит лишь еще одним дока­зательством тому: я был обыкновенным человеком, рос в советские времена, прошел армию, начал заниматься биз­несом. Были в моей жизни эгоизм, гор­дыня и, в общем, весь «дежурный па­кет опций современного мужчины». И только работа над собой, это «великое деланье», как говорил Серафим Саров­ский, – это и есть один из главных смыс­лов нашего путешествия на Землю в нашу жизнь. Предназначение любого человека. Не получение удовольствий, не обретение спокойной жизни, где нет никаких проблем, а самосовершенство­вание. Йога в этом смысле является вы­сокоэффективной технологией, которая начинает работать с любого возраста, с любым уровнем сознания.

«Очарованный танцем Звезд, очарованный танцем Камня, что я могу сказать о тебе, Господи?»

 

Беседовали Татьяна Филиппова и Наталия Клейменова.